Признавшийся в 2006 году в поджоге «Пассажа» Пулялин в течение месяца неоднократно менял свои показания

Опубликовано в 21:43 » Понедельник, 9 апреля, 2012 в Категории Общество. Вы можете подписатся на комментариии серез RSS 2.0. Комментарии и Пинг, в настоящее время закрыти.

На процессе по уголовному делу в отношении предполагаемых заказчиков поджога ухтинского торгового центра «Пассаж» Валентина Гаджиева, братьев Асрета и Фахрутдина Махмудовых гособвинение последовательно знакомит присяжных с показаниями Алексея Пулялина, который в мае 2006 года признался, что вместе с Антоном Коростелевым совершил поджог торгового центра, впоследствии детально подтвердив свои показания на месте преступления.

Напомним, 19 мая 2006 года Пулялин написал явку с повинной и в течение последующих нескольких дней был подробно допрошен следователем. Тогда же Пулялин под видеозапись рассказывал и показывал места, связанные с подготовкой к преступлению, инструктированием их организаторами поджога, где они находились за несколько минут до преступления, показывал, как именно разливали легковоспламеняемую жидкость в здании ТЦ, а также куда убегали после поджога.

Однако уже 30 мая 2006 года – спустя неделю после проверки показаний под видеозапись на месте — Пулялин сам вызвался на дополнительный допрос. В своем заявлении на имя следователя он сообщил, что многие события, указанные в явке с повинной, происходили не так: в частности, переодевались не в том месте, подходили к «Пассажу» и вели наблюдение с другого торца здания и т.д.

31 мая 2006 года Пулялин был допрошен вновь. По этой версии Пулялина, их привезли к зданию института (в 300 метрах до «Пассажа» — БНКоми) за полчаса или за час до поджога. Возле мусорного контейнера, стоявшего сбоку института, они взяли желтовато-серого цвета сумку в клетку с двумя пятилитровыми бутылками с ЛВЖ, одеждой и обувью. Сумка была, со слов Пулялина, скорее всего, в клетку. По дворам молодые люди пришли домой к Коростелеву, где переоделись. Свои вещи положили в целлофановый пакет. Прежде чем отправиться в сторону «Пассажа» (пять минут ходьбы от дома Коростелева – БНКоми), они спустились к речке, где возле кустов оставили пакет с одеждой.

Затем подошли к зданию ТЦ со стороны кинотеатра «Дружба» (а не со стороны кафе «Золотой фазан», как указывал Пулялин в явке с повинной). Остановились метрах в трех-четырех от левого торца здания «Пассажа». Там же Коростелев открыл крышки от бутылок, не доставая их из сумки, крышки бросил в сумку. Жидкость напоминала по запаху тухлую резину. Простояли около пяти минут. Возможно, курили, наблюдая, за входом в «Пассаж». Затем Коростелев взял сумку, и они подошли к центральному входу центра.

У входной двери остановились и постояли примерно минуту, смотрели, есть ли рядом люди. Когда людей не оказалось, вошли внутрь. Секунд 30 разливали горючее.

Поджигали оба, затем выбежали из здания. Направились в сторону кинотеатра «Дружба». Добежав до угла здания «Пассажа» (то есть метров 18-20, поскольку длина здания «Пассажа» — 38 метров — БНКоми), на тротуаре остановились, чтобы посмотреть, что там, на месте поджога. Дыма и огня не увидели. На углу стояли секунд пять. После чего в проходе между кинотеатром и «Пассажем» побежали к речке, где оставили одежду. Там переоделись в свои вещи, а те, в которых совершали поджог, — оставили. Коростелев отправился к их общему знакомому, а Пулялин – к автовокзалу, где взял такси и отправился на работу. С работы вернулся около 17 часов.

На вопросы относительно конфликта в баре «Домино», встреч с дагестанцами, передачи денег возле памятника Ленину на Первомайской площади (метров 300 от «Пассажа» — БНКоми) спустя три-четыре часа после поджога, допрашиваемый отказался отвечать.

Присяжный огласил протокол допроса Пулялина, проводившийся еще через три недели – 21 июня 2006 года.

В этих показаниях тот уже по-другому рассказывает о начале дня пожара. Если в явке говорится, что ночь с 10 на 11 июля 2005 года он спал дома, то на допросе 21 июня 2006 года впервые сказал, что он и Коростелев ночевали у их знакомой Бахаревой.

Пулялин показал, что, проснувшись около 7 утра, он примерно на час сходил домой к бабушке, поел, затем вернулся к знакомой, где они втроем пили пиво. Около 12 часов Пулялин и Коростелев отправились к «Пассажу». Погуляли по городу.

Допрашиваемый отказался отвечать на вопрос следователя, куда в это время они с Коростелевым ходили, с кем встречались перед тем, как подойти к «Пассажу».

Допрашиваемый также не мог вспомнить, ночевала ли у Бахаревой его знакомая Оленина, с которой его часто видели.

На вопрос следователя, что он делал вечером дня, предшествующего пожару, допрошенный ответил: «Возможно, ходил в бар «Домино» с Коростелевым».

Следователь также спросил: согласно показаниям матери Коростелева, в день пожара она весь день была дома. Допрошенный на это сказал, что, взяв сумку с ЛВЖ и одеждой, они пошли в дом Коростелева. Антон ключом открыл дверь, на кухне и в коридоре квартиры никого не было, в комнату они не заглядывали.

В ходе допроса были вопросы, касающиеся конфликта в баре «Домино».

Следователь просил объяснить допрашиваемого противоречия его слов и показаний Шевелева — молодого человека по кличке Липтон, который рассказал, что в конце марта 2005 года в баре «Домино» у него (Липтона — БНКоми) произошел конфликт, закончившийся дракой с участием пяти человек. На стороне Липтона дрался Пулялин, им противостояли три молодых человека. Пулялин сказал, что с Липтоном знаком, но дружеских отношений с ним не поддерживал. Событий, которые указывает Липтон, по словам Пулялина, не было, он лжет.

Также были зачитаны показания Пулялина на допросе 27 июня 2007 года, где появились новые детали.

Так, Пулялин рассказал, что в баре «Домино» был конфликт, переросший в драку с участием нескольких человек. Давид Махмудов – бывший одноклассник Коростелева — обвинил допрашиваемого, что тот его толкнул. Завязавшаяся словесная перепалка переросла в драку. На стороне Давида были его знакомые и охранники бара, среди них был Игорь Могилевич (которого знает Пулялин), заступившийся за Давида. Затем драка переместилась на улицу, где собралось много народа. Как драка прекратилась, допрашиваемый не помнит. Минут через 15 после инцидента в бар прибыли Фарид, Магомед и Алик Махумудовы. Фарид сказал Пулялину и Коростелеву, чтобы они больше не появлялись в «Домино», иначе их изобьют. Угроза произносилась в присутствии человек десяти, включая Могилевича.

На следующий день Пулялин с двумя девушками пришел в «Домино», поскольку, как указал допрашиваемый, на тот момент не знал, кто такой Фарид Махумудов (каким он пользовался авторитетом в криминальных кругах Ухты). Около полуночи Пулялин вышел на улицу покурить, у бара стояли «Жигули» 99 или 15 модели, в которых сидел Фарид. Он подозвал Пулялина и сказал, чтобы тот сел в машину, в которой находились также Магомед Махмудов и водитель, в очках, со светлыми волосами.

Пулялина отвезли в лесной массив метрах в ста от поселка Седью.

Когда вышли из машины, Фарид ударил кулаком Пулялина три-четыре раза по лицу и один удар нанес ногой в живот — за то, что к его словам Пулялин не отнесся всерьез. После этого Фарид «поставил» его на деньги в сумме полмиллиона рублей, не указав, в какой срок необходимо рассчитаться.

Допрашиваемый сообщил, что домой добирался пешком, пришел под утро. Вместе с отцом поехали в травмпункт.

Присяжным огласили медицинские документы, связанные с обращением Пулялина 20 марта 2005 года в травмпункт с гематомами на лице и руке, а также его заявление в правоохранительные органы, в котором он указал, что около двух часов ночи был избит тремя неизвестными.

На вопросы следователя, оскорблял ли нецензурно Пулялин Фарида при первой встрече в «Домино», допрашиваемый затруднился ответить. Также не мог сказать, оскорблял ли Фарида Коростелев.

Допрашиваемый показал, что на следующий день он рассказал Коростелеву об избиении в лесу. Тот ответил, что не стоит произошедшему придавать большого значения. Однако через три-четыре недели сам сообщил Пулялину, что его также вывозили в лес в районе поселка Водный, избивали и тоже требовали 500 тыс. руб.

Допрашиваемый 27 июля 2006 года показал, что 8 или 9 июля 2005 года (за два-три дня до пожара в «Пассаже» — БНКоми) Коростелев ему сказал, что встречался с Махмудовыми и передал им часть денег и что им назначена встреча возле ресторана «Чибью».

«Какую конкретно сумму Коростелев передал Махмудовым, он не сказал, а также не сказал, где он взял деньги», — записано в протоколе допроса.

В тот же вечер они подошли к ресторану «Чибью», возле которого стоял внедорожник, где находились Фарид, Магомед, Алик и все тот же водитель.

Коростелев и Пулялин сели в авто. Фарид спросил, когда они смогут рассчитаться, на что молодые люди сказали, что в течение нескольких месяцев. Фарид сказал, что деньги необходимо отдать в течение следующей недели. Юноши (Пулялину и Коростелеву тогда было по 19 лет – БНКоми) ответили, что это слишком малый срок. Тогда Фарид предложил в счет отработки долга поджечь торговый центр «Пассаж». Как показал допрашиваемый, Фарид инструктировал так: 11 июля они подойдут к институту «Печорнипинефть» (метрах в 100 от «Пассажа – БНКоми), возле контейнера возьмут специально оставленную для них сумку с горючей жидкостью и одеждой. Братья Фарида дополняли инструктаж. В конце беседы Фарид сказал, что за несколько часов до поджога они встретятся в этой же машине возле ресторана «Чибью» и получат последние наставления.

На допросе 27 июня 2006 года Пулялин впервые сообщил, что в день поджога около 11 часов (пожар в ТЦ начался в 13.27 – БНКоми) подошли к ресторану Чибью, где стоял автомобиль, в котором сидели Магомед и Алик Махмудовы, а также светловолосый водитель. Фарида в автомобиле не было. Махмудовы еще раз объяснили, где взять сумку, с какой стороны подойти к «Пассажу» и как поджигать. В 12.50 на этом же внедорожнике Пулялина и Коростелева привезли к зданию института (бывшей «Коминефти», примерно в 300 метрах от «Пассажа» — БНКоми), они вышли из машины и отправились к мусорным контейнерам возле «Печернипинефть». При изложении последующих событий в день поджога допрашиваемый повторил то, что он показал пять дней назад — 22 июня. За одним исключением: допрашиваемый сказал, что спустя несколько часов после поджога Коростелев ему сообщил, что получил от Фарида и его водителя 10 тыс. руб.

В конце показаний указано, что встречи с Махмудовыми возле интерната № 5 он выдумал, их не было. Зачем он раньше давал ложные показания, допрашиваемый пояснить не смог.

После оглашения протоколов сторона обвинения ходатайствовала об оглашении при присяжных заявления и пояснений Пулялина, написанных им после вступления в силу обвинительного приговора в колонии для пожизненно сужденных ИК — 56 («Черный беркут»).



Комметарии закрыты.


Войти / Разработано в Demidov Design 2008 © ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ Счетчик