Полковник голодает, требуя дать ему квартиру в Москве

Опубликовано в 04:27 » Вторник, 11 января, 2011 в Категории Общество. Вы можете подписатся на комментариии серез RSS 2.0. Комментарии и Пинг, в настоящее время закрыти.

Полковник голодает, требуя дать ему квартиру в Москве

 

Три года назад Глущенко уволился со службы по состоянию здоровья —  хронический гайморит и гипертония.

— Но положенную мне по закону квартиру в Москве так и не дали, — говорит бывший военный.

Сначала пошел в военно-гарнизонный суд, который вынес решение в его пользу и обязал министра внутренних дел обеспечить служивого жильем. Однако ключи от столичной квартиры никто так и не выдал. На запросы полковника в прокуратуру, следственный комитет, Министерство внутренних дел никто не ответил.

Тогда Глущенко из квартиры своей престарелой мамы перебрался… в лес. Разбил на опушке палатку, вооружился ноутбуком, модемом, упаковкой минералки и объявил голодовку. Пока вся страна отмечала новогодние праздники, Глущенко каждый день в блоге рассказывал о своем самочувствии (лесопарковая зона, куда забрался полковник, считается чертой города, и Интернет там есть).

— Как видите, я еще жив, — довольно бодро улыбается голодающий полковник. — Самыми трудными были первые пять дней. Теперь мое состояние стабильное – звон в ушах, горечь во рту. Сбросил уже 10 килограммов.

Правда, увидеть своими глазами заснеженную палатку в глухом лесу корреспондентам «Комсомолки» не удалось. Полковник наотрез отказался показывать дорогу к своему убежищу.

 

Кадр с записи, кторую бывший военный выложил в Ютуб. 

 

— Это из соображений безопасности, — попытался объяснить он. — Если все узнают мое место нахождения, боюсь, что больше обо мне вы тогда не услышите.
Как уверяет Глущенко, до места его пребывания надо ехать на вездеходе или джипе, а потом еще чесать пешком. Его самого в лес и обратно возят друзья. Они же снабжают водой и привозят заряженный аккумулятор на ноутбук. Начальника УВД города Саратова Анатолия Дуракова Глущенко к себе в палатку тоже не пустил, встречался с ним в городе.

— Он спрашивал, не нужна ли мне охрана, я отказался.

Есть у отставного полковника семья ? жена и дети, по его словам, живут в Волгограде, снимают квартиру.

— Квартирный вопрос изрядно подпортил наши семейные отношения, — говорит Глущенко. — Скандалы постоянные начались. Вот я и уехал в Саратов. Здесь у меня мама-пенсионерка. Но ее тоже не хочу напрягать — поселился в палатке.

Правда, на бомжа Александр Глущенко совсем не похож. С 2008 года он работает заместителем директора по безопасности Саратовского государственного профессионально-педагогического колледжа имени Гагарина. Вместе со своими сослуживцами Глущенко, по его словам, организовал военно-патриотическую организацию — Союз ветеранов контртеррористических операций. Помогают инвалидам, а ветеранов обучают работе на фондовом и долговом рынках. Прибыль отправляют в помощь ветеранам.

Правда, например, Сергей Авезниязов, председатель саратовской общественной организации «Боевое братство» заявил нам, что вообще никогда не слышал о такой общественной организации. — Если честно, ситуация немного странная, — считает Авезниязов. —  К нам за помощью этот человек не обращался. Хотя в своих интервью утверждает обратное. Его документов я не видел, поэтому комментировать происходящее мне сложно. Он ко всем сам приходит, а как и где он голодает никто не видит. — А чего он в лесу-то голодает? Пусть пойдет к правительству голодать. Здесь кто к нему придет? Дед Мороз? — развел руками Виктор Бухаров, директор лесопарка "Кумысная поляна". — А может, вы нас к нему проведете?
— Да я и не знаю, где это. В саратовском областном военкомате отвечать на наши вопросы вообще отказались, — мол, это должно делать федеральное министерство.
Зато подключиться в решению квартирного вопроса голодающего полковника пообещала уполномоченный по правам человека в Саратовской области Нина Лукашова: — К сожалению, подобная история в очередной раз показывает, как гражданину тяжело одному бороться с государственной машиной. Он вынужден добиваться исполнения решения суда не правовым методом, а идти на крайние меры, — говорит Нина Лукашова. — Если офицер, полковник готов отстаивать свои права таким образом, уверена, что это жест отчаяния должен стать сигналом: не все в порядке в нашем государстве. Со своей стороны постараюсь помочь в этой непростой ситуации и вопрос буду держать на контроле.
Услышали голодающего полковника и в Следственном комитете России. Его председатель Александр Бастрыкин поручил провести процессуальную проверку по фактам, изложенным в полковником и разобраться в ситуации, связанной с увольнением Глущенко с военной службы без предоставления ему жилья.

НАШ КОММЕНТАРИЙ

По закону он прав. Но что будет, если все отставники рванут в Москву?..

Виктор БАРАНЕЦ,
военный обозреватель  «КП»

Если человек (тем более — полковник!) отваживается на вот такую экзотичную форму борьбы за свои права, то ясно, что жизнь его «достала». А если уж быть совсем точным, то не жизнь, а чиновники, которые плевали на несколько постановлений судов, обязавших и Министерство внутренних дел (в этом ведомстве служил Глущенко), и местные власти даль офицеру запаса  положенную ему по закону квартиру. Да, здесь есть вопрос: почему именно в Москве? Ведь если все запасники рванут после увольнения в Москву, очередь бездомных офицеров увеличится тысяч на 100 человек. Но ведь положение Конституции РФ о праве выбора места жительства гражданином России (в погонах он или без) никто не отменял. Следовательно, никто не имеет права запретить Глущенко стать москвичом. А вот тут пошли в дело «негласные» директивы силовых министров: селить уволенных в белокаменной только «по особому распоряжению» (и плевать на то, что это противоречи Основному Закону!). Кстати, среди уволенных офицеров всех силовых ведомств — десятки тысяч коренных москвичей. И им тоже отказывают в праве поселиться у родительских могил. Ясно, что уже назрела необходимость внести поправки в законы, дабы исключить «самодельные правила» силовых министров. А что касается Глущенко, то в этом и корень проблемы:  вердикт Фемиды для столоначальников ни черта не значит. Причем, образно говоря, у нас в России десятки тысяч полковников запаса Глущенко: они годами ходят по кабинетам с решения судов в свою пользу, но получают кукиш. Следовательно, наша исполнительная госмашина дает серьезные сбои. И плодит новых жалобщиков и бунтарей. Полковник, голодающий в брезентовой палатке посреди леса, — это позор толстошкурому государству, чиновники которого на всех углах лукаво твердят народу о «торжестве Закона». А в жизни мы видим обратное — они нагло приставляют дулю к носу Фемиды. Вот против этого и протестует Глущенко. Это тот самый случай, когда не государство стоит на страже Закона и требует от граждан считаться с ним, а наоборот — гражданин «учит» государство считаться с собственными законами и требует их выполнения. И это — еще один урок для чиновников, которые нуждаются в воспитании пусть даже и таким способом.

kp.ru



Комметарии закрыты.


Войти / Разработано в Demidov Design 2008 © ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ Счетчик